АПК: к позитивной трансформации

В ходе поездки 17 сентября текущего года в Северо-Казахстанскую область Глава государства Касым-Жомарт Токаев, акцентируя внимание на необходимости развития сельского хозяйства, выделил ряд проблем в агропромышленном комплексе страны. После поручений Президента в отрасли начались изменения, затронувшие в числе прочего деятельность АО «КазАгро». По каким направлениям идет работа в данной сфере, и как сложится судьба 77 тыс. фермеров, которых профинансировала структура? На эти и другие актуальные вопросы мы попросили ответить министра сельского хозяйства Сапархана Омарова.
– Сапархан Кесикбаевич, Вы возглавили ведомство в тот момент, когда холдинг «Каз­Агро» уже прошел точку невозврата, все больше проседая под прессом копившихся годами проблем. Летом Глава государства дал Правительству срок 2 месяца для подготовки предложений по выходу из кризисной ситуации. Время истек­ло, и какой предложен выход?
 
– Сначала коротко о том, когда и как были сформированы долги, и почему холдинг попал в сложное положение. Для понимания реальной ситуации в начале текущего года по нашему приг­лашению международной аудиторской компанией KPMG была проведена независимая оценка деятельности и финансового сос­тояния структуры. Результаты показали, что накопленный убыток «КазАгро» на начало 2019-го достиг 399,1 миллиарда тенге. Данный убыток был накоплен за 2015–2018 годы.
 
Причины разные – возникновение валютных рисков из-за отсутствия в холдинге практики управления валютной позицией, убытки в результате дефолтов несколь­ких отечественных банков, где были размещены средства нацкомпании, отсутствие проз­рачности процесса кредитования в дочерних организациях. Об этом мы говорили, писали.
 
Для нас теперь важно другое – трансформировать холдинг в высокоэффективный, компакт­ный институт развития, у которого не будет долгов и который сможет эффективно развивать сельское хозяйство и являться при этом прибыльным. Получив итоги оценки, наше ведомство совместно с Министерством нацио­нальной экономики и финансов разработало финансовую модель, где четко обозначило индикаторы.
 
В двухмесячный срок нами совместно с Правительством был разработан план выхода из кризисной ситуации. Я понимаю, что сегодня «КазАгро» для многих как «красная тряпка». И чтобы работу холдинга поставить на правильные рельсы, мы приложим все усилия.
 
Начиная с 2020 года холдинг перестанет генерировать убытки и в будущем станет прибыльной организацией. Доля проблемных кредитов в ссудном портфеле должна снизиться с 22% до 15%. Суть реформы в том, чтобы «Каз­Агро» полностью изменилась в лучшую сторону. Раздутый штат, громоздкий и бюрократический аппарат, коррупция – все это должно остаться в прошлом.
 
Основная наша задача – создание мобильного и компактного холдинга. Если сейчас у него 7 дочерних организаций, то в рамках реформы они будут сокращены до трех. До декабря текущего года АО «КазАгроГарант» и ТОО «Казагромаркетинг» будут ликвидированы. В апреле 2020 года АО «КазАгроПродукт» присоединится к Аграрной кредитной корпорации. Такая реорганизация и оптимизация штатной чис­ленности работников принесет экономический эффект, который составит порядка 2 миллиардов тенге ежегодно.
 
Кроме того, оптимизация зат­ронет 33 кредитных продукта, предоставляемых дочерними организациями. Анализ показал, что кредиты дублируют друг друга, при этом еще и усложняют выбор для клиентов. Принято решение сократить линейку с внедрением инструмента ранжирования их по сумме и направлению.
 
Консолидация группы компаний в единый холдинг имеет большие преимущества. Это поз­воляет работать по принципу «одного окна» с инвесторами, государственными органами. Удобно контролировать и получать отчетность. Кроме того, холдинг имеет более высокий кредитный рейтинг, что позволяет снизить стоимость привлечения средств. Это дает возможность реализовывать крупные проекты с привлечением рыночных, бюджетных займов, гарантий под большой консолидированный капитал.
 
Внедряемая холдингом автоматизация позволит упростить процедуру рассмотрения заявок и одобрения кредита для аграриев. В рамках трансформации уже начата масштабная работа по использованию цифровой системы обработки данных и принятия решений (скоринг) с применением искусственного интеллекта и Big Data. Внедрение этого процесса поможет оперативно собрать необходимую информацию о заемщике в государственных базах данных и автоматически ее обработать.
 
Пилотный запуск системы скоринга уже внедрен в представительстве Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства по городу Нур-Султану для кредитного продукта «Игілік». В но­ябре с учетом всех корректировок, выявленных в ходе «пилота», новшество будет применяться во всех филиалах фонда.
 
Автоматизация позволит сок­ратить время рассмотрения заявок с 30 дней до трех часов. К тому же полностью исключит человеческий фактор и коррупционные риски, запрос излишних документов.
 
Полная автоматизация кредитных процессов по всей группе компаний холдинга будет завершена до июля 2021 года. Он должен выйти из реформы современным, компактным, автоматизированным, быстрым и гибким, а главное, прозрачным и честным институтом развития.
 
– Очень амбициозный план. Но мы уже сталкивались с печальным опытом реформ, когда декларировалось одно, а делалось другое. Основная цель создания «КазАгро» – развитие всего агропромышленного комплекса страны. Но не уйдет ли холдинг, спасая себя, от основной цели – поддержки прос­тых фермеров, коих в стране сейчас 77 тысяч?
 
– Ни в коем случае. Именно преус­певающий фермер – залог нашего успеха. Поэтому холдинг должен предоставлять ему быстрый, понятный и удобный сервис, избавлять от бумажной волокиты.
 
Честным фермерам бояться нечего. Но, анализируя профинансированные проекты, мы видим, что не всегда соблюдался принцип честности и прозрачности. Сейчас среди проблемных проектов есть как функционирующие, так и неработающие. В соответствии с поручением Главы государства началась работа по возвращению в строй простаивающих через привлечение стратегических инвесторов в управление и путем обеспечения структурированного финансирования.
 
Из 752 проектов, профинансированных холдингом, не работают 42. Почему они переходят в разряд проблемных? Это нецелевое использование заемных средств, высокая капиталоемкость ввиду отсутствия заводов по производству оборудования, недостаток квалифицированных технологических специалистов, отсутствие навыков ведения сельскохозяйственного бизнеса.
 
Немало выявлено фактов нецелевого использования средств. Например, я считаю неправильным, когда ТОО получило финансирование от государства на 1,22 миллиарда тенге для покупки 5 260 голов КРС, но вместо этого приобрело лишь несколько сотен голов, остальные деньги положило на депозит в банк под высокие проценты. При этом на купленных коров они еще получали субсидии. С такими фактами мы будем разбираться и обязательно доведем до суда. В целом все факты по выявленным сомнительным проектам переданы правоохранительным органам.
 
Еще хочу отметить, что по невозвратным кредитам практиковались бесконечные реструктуризации, длившиеся годами. Принятые меры поддержки не приносили ожидаемого результата по выплатам. Напротив, был увеличен проблемный портфель, принесший значительные убытки.
 
После изучения ситуации было принято решение отменить прак­тику необоснованного заключения с должниками медиативных соглашений. На злостных неплательщиков подаются иски, начаты процедуры принудительного возврата задолженности. Это наша принципиальная позиция. И мы знаем, что на этом пути столкнемся с многочисленными жалобами, шумихой в прессе.
 
Мы открыты к дискуссиям и готовы идти на все доступные площадки, где четко и ясно донесем свои аргументы. На сегодня Аграрной кредитной корпорацией расторгнуты соглашения на сумму 2,4 миллиарда тенге с крупными неплательщиками. Большая часть задолженности взыскивается в принудительном порядке, проводятся процедуры банкротства с дальнейшей ликвидацией предприятий.
 
Сейчас к агропромышленному комплексу Казахстана есть большой интерес со стороны инвесторов, которые обладают нужными компетенциями и учитывают выгодную логистику работы в нашей стране. Из республики экспортом можно покрывать всю Центральную Азию, Китай, Россию, Иран и другие соседние государства.
 
Учитывая такие большие перс­пективы, усиливаем работу по сопровождению иностранных инвесторов в рамках «проектного подхода». Что это значит? Мы готовы сами провести всю подготовительную работу, исследовать рынок, найти перспективные и нишевые направления и «упаковать» их для инвестиционной структуры. Будет проведена и комплексная оценка риска. Все потенциальные проекты будут рассматриваться с точки зрения доступа к сырьевой и кормовой базам, рынкам сбыта, логистики и экспортной направленности.
 
Инвестор будет сопровождаться с момента привлечения до выхода профинансированного объекта на проектную мощность.
 
– Вы недавно говорили, что банки второго уровня уменьшают объе­мы финансирования аграрного сектора. Сущест­вует ли возможность повышения привлекательности сельского хозяйства для них, и есть ли альтернативные пути финансирования крестьян?
 
– Общеизвестно, что в АПК существует проблема с доступом фермеров к финансированию. Это прежде всего обусловлено текущими проблемами в банковской сфере, отсутствием залога у крестьян. За последние несколько лет доля финансирования АПК со стороны банков снизилась в 6 раз.
 
Для решения данных вопросов Министерством сельского хозяйства проводится работа по внедрению аграрных расписок и аграрного страхования. Пользуясь возможностью, хотелось бы более подробно донести смысл данных инициатив и их прикладное значение для повышения доступа к финансированию.
Аграрные расписки зародились как инструмент в Бразилии на фоне банковского кризиса и выс­тупили альтернативой банковскому кредитованию. На сегодня доля финансирования АПК Бразилии через аграрные расписки составляет более 60% от ежегодной потребности.
 
Активно аграрные расписки внедряются сейчас в Украине: в нынешнем году, по данным Меж­дународной финансовой корпорации, объем финансирования превысил у них более полумиллиарда долларов.
 
Как работает этот инструмент? Перед очередным сезоном фермер привлекает денежный заем или необходимые для производства товары, работы или услуги и взамен предоставляет соответствующему кредитору аграрную расписку, которая является ценной бумагой. Фермер и кредитор могут договориться, что по расписке первый позже расплатится деньгами (финансовая аграрная расписка) или сельскохозяйственной продукцией (товарная аграрная расписка). При этом кредитором может быть любое лицо, не обязательно банк.
 
Это позволяет расширить дос­туп к оборотному капиталу (деньгам, семенам, удобрениям, гербицидам, дизтопливу, консультативной поддержке), не привлекая финансовые организации. На практике такие отношения и сейчас имеют место в Казахстане, но они больше носят неформализованный характер и не защищают стороны надлежащим образом.
 
То есть и сегодня многие пос­тавщики семян, гербицидов и дизтоплива отпускают товары фермеру в рассрочку, но процесс или высоко забюрократизирован бумажными договорами или, наоборот, неформализованный, и от того ведущий к большим рискам.
 
Важным моментом является возможность кредитора продать аграрную расписку другому лицу. Заметьте, что в обычном случае это потребовало бы оформления переуступки прав требования по договору, сопровождение юрис­тов и так далее.
 
В Казахстане мы хотим внед­рить более совершенные подходы к системе аграрных расписок, и сделать это нам поможет высокий цифровой уровень государственного управления в АПК. Сегодня практически все наши фермеры, а это около 180 тысяч субъектов, имеют электронные цифровые подписи. Они в электронном виде через личные кабинеты получают субсидии, приобретают дизтоп­ливо, торгуют зерном, имеют дос­туп к данным дистанционного зондирования земли.
 
Около 100 миллионов гектаров земель сельхозназначения оцифрованы. Более 500 тысяч единиц пашни, пастбищ, сенокосов и садов имеют цифровые контуры и мониторятся через Интернет.
Такой уровень цифровизации позволяет нам внедрять не бумажные, а электронные аграрные расписки посредством специальной цифровой платформы. Это даст фермерам возможность по одному клику обращаться к широкому кругу кредиторов, а тем – возможность моментально получить достоверную электронную информацию о производственной практике фермера на его полях, активах, кредитной истории...
 
Такая возможность у кредиторов будет постоянной, и о любых рисковых изменениях на полях фермера или в его досье он будет уведомлен в личном кабинете моментально. Ну и, конечно же, электронный сервис более на­дежен в сравнении с бумажными документами, а применение технологии распределенного реестра (блокчейн) позволяет обеспечить неизменность и дос­товерность информации.
 
На языке информационных технологий внедрение электронных аграрных расписок можно наз­вать токенизацией отношений в сельском хозяйстве. Хотелось бы отметить, что Казахстан будет делать это не в первый раз. Напомню, что мы успешно дематериализовали систему зерновых расписок и перевели ее на блокчейн в 2018 году.
 
Необходимо отметить, что внедрение аграрных расписок нам помогает осуществить меж­дународная компания Сингента – поставщик семян и средств защиты растений, которая уже не первый год активно использует такие расписки в Украине.
 
Оценочно в первые два-три года объем дополнительного финансирования по аграрным распискам составит 200–300 миллиардов тенге, но будет расти по мере формирования культуры работы с ними.
 
Чтобы внедрить аграрные расписки, нам необходим соответствующий закон, поскольку в силу норм Гражданского кодекса страны введение нового вида ценных бумаг требует законодательного обеспечения. При этом каких-либо расходов из государственного бюджета данный подход не требует.
 
На сегодня законопроект об аграрных расписках разработан депутатами Мажилиса Парламен­та, я сам был одним из его инициа­торов, будучи депутатом. Дано положительное заключение Правительства. Ожидаем, что проект в ближайшее время будет официально инициирован для законодательного процесса.
 
Вторым ключевым проектом мы рассматриваем внедрение добровольного электронного агрострахования.
 
В Казахстане с 2004 года действовало обязательное страхование в растениеводстве. Но, к сожалению, эта система себя не оправдала и не расширила доступ к финансированию. Многие годы не пересматривались нормативы затрат, что сказалось на низком страховом покрытии при наступ­лении страхового случая.
 
По данному виду страхования государство субсидировало 50% части выплаты при наступлении страхового случая. И факт наступления, и размер ущерба устанавливались выездной комиссией с высоким влиянием человеческого фактора со всеми вытекающими последствиями.
 
В конечном итоге 8 из 10 страховых компаний добровольно сдали свои лицензии по данному виду страхования, а охват таким обязательным страхованием снизился до 30%. Изучив мировые практики и новые технологии, а также возможности применения их на территории Казахстана, минис­терство инициировало переход от обязательного страхования к добровольному, от субсидирования выплат – к субсидированию стоимости страховки (страховой премии), а также безальтернативное и широкое применение цифровых технологий.
 
В октябре текущего года соответствующий закон был принят Сенатом и направлен на рассмот­рение Главы государства. Соответствующие подзаконные правовые акты разработаны и находятся на стадии согласования. Теперь страховые компании имеют возможность разрабатывать страховые продукты и предлагать включать их в список для государственной поддержки.
 
Напомню, что наша задача – повысить доступ фермеров к финансированию, поэтому государственную поддержку получат только те страховые продукты, которые снизят риски кредиторов, то есть позволят финансовой организации или поставщику товаров, работ или услуг с наи­меньшими рисками предоставить необходимый оборотный капитал фермеру. Поэтому утверж­дать страховые продукты будут не страховщики, а специальная комиссия, которая будет сос­тоять из представителей банков, поставщиков ресурсов и представителей фермерских ассоциа­ций и союзов. То есть комиссия будет состоять из лиц, которые заинтересованы не в страховых премиях, а в страховых выплатах. Это очень важный момент.
 
В данный момент страховые компании уже предлагают параметрическое страхование на основе данных дистанционного зондирования земли, страхование КРС от болезней, гражданско-правовой ответственности хлебоприемных предприятий перед держателями зерновых расписок и другое.
 
Нам важно обеспечить качественное покрытие рисков (засухи, избытка влаги, болезни животных), чтобы увеличить объем кредитования и торгового финансирования отрасли. Считаем, что такое страхование выступит решением проблемы низкой оценки ликвидности залогового имущества в сельской местности.
 
По нашим оценкам, страхование при ежегодном субсидировании премий в размере 5 миллиардов тенге поможет фермерам привле­кать дополнительно около 100–200 миллиардов тенге финансирования ежегодно. Субсидируемое агрострахование рассматривается как наиболее эффективный инструмент в сравнении с товарными субсидиями, и в долгосрочной перспективе, наряду с субсидированием процент­ной ставки и инвестиционным субсидированием, оно выступит основным инструментом под­держки сельского хозяйства.
 
– Спасибо за интервью.
https://www.kazpravda.kz/articles/view/apk-k-pozitivnoi-transformatsii 
 

Назад